Петербургский символ. Любовь и сила Нины Ургант

0 32

Петербургский символ. Любовь и сила Нины Ургант

В Санкт-Петербурге на 93-м году жизни скончалась Нина Ургант. Она была больше, чем просто актрисой: она была символом. Удивительным символом женственности и надежды, который возникает в самые тяжелые годы, во времена невероятных испытаний.
Ее открыли режиссеры Игорь Таланкин и Виктор Туров, у которого она сыграла в двух определивших целый пласт советского военного кинематографа картинах — «Я родом из детства» и «Сыновья уходят в бой».

Именно такую мать — Анну Михайловну, сыновья которой стали партизанами и которая сама помогает им, — и сыграла у Турова Нина Ургант. Трагедия простой женщины — война раз и навсегда перечеркнула всю ее жизнь, а время мгновенно разделилось на до и после.
Собственно, она прекрасно понимала, что именно она играет: слишком свежи были ее собственные воспоминания о войне. Об отце, который получил назначение в Даугавпилс, а когда город заняли фашисты, маленькая Нина пряталась от полицаев в подвалах и в домах соседей. Если бы она попала в руки к нацистам, ее бы ждала немедленная казнь как дочь советского офицера, в лучшем случае — отправили бы в концлагерь. Но никто из соседей девочку не выдал, и страшная участь маленькую Нину миновала.
 / 

Петербургский символ. Любовь и сила Нины Ургант

Кадр из фильма «Белорусский вокзал»

У актрисы было немало военных киноработ, вершина которых — медсестра Рая из «Белорусского вокзала». Легендарная картина Андрея Смирнова давно стала одним из главных фильмов о цене победы, о судьбах людей, сохранивших истинную дружбу, братскую любовь к однополчанам. А без песни Булата Окуджавы «Здесь птицы не поют» теперь невозможно представить празднования Дня Победы.

Во время съемок финальной сцены, когда Нина Ургант поет ту самую знаменитую песню, режиссер попросил актрису не плакать. По его задумке, в кадре это должны были делать мужчины — Евгений Леонов и Анатолий Папанов, а хрупкая медсестра не пролила бы не слезинки. У Ургант выполнить эту задачу получилось не с первого дубля: плач сдержать было невозможно. Но в итоге она справилась — и получилась одна из самых пронзительных сцен отечественного кино.

Ее экранную судьбу можно счесть удачной, но настоящие актерские подарки ей преподнесла, конечно же, работа в театре. Много лет она была одной из главных звезд ленинградской сцены, примой Александринского театра. Раневская в «Вишневом саде», Гертруда в «Гамлете» — эти роли, казалось, были созданы для нее. Они сочетали широту актерского диапазона и возможность глубокой проработки роли.
Собственно, о ее театральных ролях складывались легенды и передавались многочисленные актерские байки (кстати, некоторые из них потом даже переработал Михаил Веллер в своих «Легендах Невского проспекта» и «Легендах Арбата»). Нина Николаевна была своеобразным центром труппы Александринки, ее легендой и одновременно — еще одним символом театрального Петербурга.

 / 

 / 

 / 

 / 

В ней было истинное актерское величие, умение, как говорят артисты, держать спину, демонстрируя и внутреннее достоинство, и затаенную силу, и высочайший полет профессионального мастерства. И, конечно же, это делало ее зрительской любимицей. Но вместе с тем она отлично примеряла на себя и другую роль: матриарха одной из самых известных театральных семей Петербурга.

 / 

Несколько поколений Ургантов объединялись под крышей ее дома, она всегда с удовольствием рассказывала о своих домашних, о том, что семейные ценности, традиции для нее тоже чрезвычайно важны. И этот социальный образ тоже отзывался у зрителей теплом и любовью.

Собственно, это тепло, любовь и вместе с тем внутреннюю силу Нина Ургант демонстрировала до самого конца — открыто сообщив о том, что тяжело больна. И ее верные зрители, по-прежнему видевшие в ней ту самую нежную и стойкую медсестру Раю из «Белорусского вокзала», платили и будут платить сполна любовью, верностью и восхищением.

Leave A Reply

Your email address will not be published.

Яндекс.Метрика